rorschach_club (rorschach_club) wrote,
rorschach_club
rorschach_club

Categories:

Хрестоматия 2009

Вступительное слово

К 125-летию Германа Роршаха



Герман Роршах родился 8 ноября 1884 г. в Цюрихе. Свое детство и юношеские годы он провел в г. Шаффгаузэн (Schaffhausen). Медицину Роршах изучал, в основном, в Цюрихе, после чего работал ассистентом в больницах для душевнобольных в городах Мюнстерлинген, Мюнзинген и Вилдау (Münsterlingen, Münsingen, Waldau). Умер Роршах через 9 месяцев после выхода в свет Психодиагностики. Смерть наступила 2 апреля 1922 г., вскоре после того, как 37-летний ученый получил должность старшего врача в лечебнице Херизау (Herisau). Эти факты, а также, скудные сведения о пребывании Роршаха в России, есть то немногое, что вообще известно о нем.
Роршахи были гражданами и состояли в общине небольшого города Арбон на побережье Боденского озера в кантоне Роршах, исследуя родословную своих предков, установил, что они в течение многих столетий не покидали родную общину. Большей частью это были квалифицированные рабочие и крестьяне, некоторые даже занимали должности членов муниципалитета и бургомистров, что, однако, не особенно выделяло их из своей среды. Отец психиатра, Ульрих Роршах, 19 сентября 1882 г. женился на Филиппине Виденкеллер, происходящей из очень старой семьи Арбона. Он был первым, кто нарушил многовековую традицию своих предков и в 1884 г. вместе с женой покинул родной город.
Герман появился на свет, когда Роршахи жили в Цюрихе. Случилось это 8 ноября 1884 года в пригороде Видикон (Wiedikon), в тогдашнем доме номер 278 по улице Гальденштрассе. Герману еще не было двух лет, когда его родители переселились в Шаффхаузен. Позже семья переехала на холм Эммерс, где и приобрела дом, который и по сей день является семейной собственностью.
Мать умерла 2 июля 1897 г., когда Герману было 12 лет. Следующие два года были, по-видимому, не особенно счастливыми для Германа. О трех оставшихся без матери детях заботились различные экономки. Это продолжалось до тех пор, когда отец 17 апреля 1899 г. женился на молодой женщине Регине Виденкеллер, сводной сестре покойной жены. Годом позже, 7 марта 1900 г., в семье появилась сводная сестра Германа, окрещенная Региной. Мачеха была умелой и энергичной женщиной, но по неизвестной причине между ней и молодым Германом со временем возникла отчужденность (Анна Роршах упоминает о ней в письмах как о крестной матери Германа. Прим. переводчика).
Ульрих Роршах вскоре заболел неизлечимой болезнью, из-за которой был вынужден 7 марта 1902 г. окончательно уйти в отставку. Он умер 8 июня 1903 г., когда Герману было 18 лет.
В области медицинского образования Швейцария тех лет занимала лидирующие позиции в Европе. Как это было тогда принято, большинство студентов учились несколько семестров в различных университетах своей страны и за рубежом, однако к окончанию учебы снова возвращались в свой родной университет. До начала исследований молодой Герман провел некоторое время в Невшателе, затем первые 4 семестра, с зимы 1904 г. по октябрь 1906 г., в Цюрихе, при этом в течение одного семестра – в Берлине и Берне. Последние три семестра, требующие трудной и беспрерывной работы для получения докторского звания, Герман провел в Цюрихе.
Во время пребывания в Невшателе Герман во время отпуска предпринял поездку во Францию, где познакомился с одним пожилым русским эмигрантом и большим почитателем Толстого. Для молодого Роршаха это была во многом решающая встреча. Он был настолько поражен, как будто внезапно открыл для себя новый мир, породивший в нем горячий интерес к России и русскому народу. Вскоре Герман близко познакомился с русской колонией в Цюрихе, к которой, в числе других, принадлежал известный тогда невролог Константин фон Монаков(Монаков (Monakow) Константин, фон (4.11.1853, Бобрезово, Россия – 19.10.1930, Цюрих) — швейцарский врач–невропатолог, нейроанатом, нейропсихолог и философ. Прим. издателя. По сообщению Анны Роршах, фон Монаков был домашним врачом Роршахов и пользовал её отца, Ульриха Роршаха. Прим. переводчика). Познакомился он и с другими русскими эмигрантами и студентами, в том числе с революционерами. Вскоре он начал учить русский язык. Дружеские отношения с русскими зашли так далеко, что во время своего берлинского семестра в 1906 г. он был приглашен провести короткий отпуск в России. Россия и российский народ произвели глубокое впечатление на будущего психиатра.

25 февраля 1909 г. он выдержал заключительные экзамены и получил диплом врача. В это же время он обручился с русской коллегой Ольгой Стемпелин. После экзаменов он взял заслуженный двухмесячный отпуск, чтобы посетить семью жены в Казани. Это была его вторая поездка в Россию. Теперь Россия была ему уже немного знакома, он владел русским языком, так что поездка пошла только на пользу. Россия того времени была для приезжего европейца во всех отношениях страной чрезвычайно привлекательной - необозримые ландшафты, старые живописные города, пестрая смесь народов и религий, весьма поэтичные народные обычаи и предания, творческий гений и чувство красоты этих людей - все было неиссякаемым источником удивления и восхищения. 21 апреля 1910 г. Роршах зарегистрировал в цюрихской мэрии брак с Ольгой Стемпелин, а вскоре после этого они в великолепном старо-византийском стиле повенчались в русской ортодоксальной церкви в Женеве.
К началу 1913 г. Роршаху было 28 лет, он имел ученую степень доктора наук, 4-х летний опыт работы в клинике и был автором нескольких интересных научных публикаций. Так постепенно он становился все более известным в психиатрических и, особенно, в психоаналитических кругах. Наступил черед реализовать свой "русский" план. В некоторых источниках иногда утверждается, что Роршах долгое время находился в России, где много лет работал психиатром. Вне всякого сомнения, это преувеличение. Простой расчет показывает, что, оставив свою должность ассистента в Мюнсингене в начале декабря 1913 г. и приступив уже в июле 1914 г. к работе в Waldau, он не мог пробыть в России больше семи месяцев. Не следует забывать также, что в течение этого времени он предпринял как минимум две поездки по России - на Волгу и на север страны, где жили родственники его жены.
В санатории Крюково (под Москвой) он нашел хорошо оплачиваемую работу, что освобождало от необходимости иметь разрешение на медицинскую практику в России. Они с женой поселились вне санатория, в котором Роршах получил интересную, но отнимавшую много времени работу. Но затем он вдруг оставил эту превосходную должность и возвратился в Швейцарию. Что же произошло?
Госпожа Роршах вспоминала, что на самом деле он не был по-настоящему удовлетворен своим делом, которое отнимало массу времени и не давало возможности заниматься научными исследованиями, которые он считал своим истинным призванием (Хенри Эленбергер в сноске поясняет западным читателям, мало знакомым с обычаями России: „Русские действительно очень много говорят и могут бесконечно дискутировать. Со временем, однако, начинаешь ощущать потребность в одиночестве, досуге, внутренней собранности. Российская открытость была действительно хороша, однако даже самые интересные темы способны отнимать у человека столько свободы, что возникает чувство, что ты более не принадлежишь себе самому.
Госпожа Роршах писала: „Крюково было интересным местом, однако аристократические пациенты полностью отбирали у Германа его силу и его время, так что у него вовсе не оставалось времени на досуг или даже на то, чтобы собранный материал записать в свой дневник и реализовывать его. Герман как-то сказал мне, что он как художник, который стоит перед красивым ландшафтом без холста и красок“. „Я полагаю, что едва ли у Германа после его российского опыта позднее возникло серьезное намерение еще раз приехать работать в Россию. Это желание, однако, сохранялось у его жены. Прим. издателя)
Какой бы ни была главная причина, Роршаху стало ясно, что неплохо было бы отложить на несколько лет окончательную эмиграцию и вернуться в Швейцарию, и он уехал из России. Между тем, после возвращения в Швейцарию выяснилось, что он потерял свое место в Мюнстерлинге. Правда, вскоре удалось найти скудно оплачиваемую должность ассистента в лечебнице Вальдау под Берном, - работу, к которой он приступил в июле 1914 г. Вскоре после этого вспыхнула Первая мировая война, и он оказался оторванным воюющими государствами от своей жены, оставшейся на время в России.
После войны из России возвратилась его жена Ольга, и теперь низкой зарплаты в Вальдау было уже недостаточно. Как раз в это время освободилось место главного врача в доме для душевнобольных в Херизау, где его заявление на работу было принято. Он покинул Вальдау 20 октября 1915 г. и 1 ноября приступил к своей новой работе.
Хотя зарплата старшего врача считалась по тем меркам относительно хорошей, жизненные издержки семьи возросли после рождения 18 июня 1917 г. дочери Елизаветы и 1 мая 1919 г. сына Вадима. На фото: Герман Роршах с женой Ольгой Стемпелин.



Роршах приехал в Херизау с твердым намерением обобщить богатый материал о швейцарских сектах и подумывал о серьезной книге. Однако он внезапно оставил это намерение и начал усердно работать над тестом чернильных пятен - своей Психодиагностикой.
В противоположность своим многочисленным научным и художественным талантам, Роршах был исключительно непрактичным в финансовых вещах и в профессиональной конкуренции, ему недоставало определенного здорового эгоизма в отстаивании своих прав. Реализовать деловой план и обменять знания на звонкую монету – это искусство было ему совершенно неведомо. Как результат, его оплачивались его достижения и работа предельно недостаточно. Госпожа Роршах также рассказывала, что он в какой-то период заработал на жизнь своим тестом всего 25 франков.
В биографии Роршаха немного найдется событий, так густо окутанных легендами, как события, имевшие место непосредственно перед и во время его смерти. Лучшее, что мы можем сделать, это обобщить несколько неоспоримых фактов в их трагической простоте.
1 апреля 1922 г. Герман Роршах был доставлен в больницу Херизау в остром угрожающем состоянии. Всю последнюю неделю он страдал от болей в нижней части живота, но, несмотря на рекомендации нескольких врачей, не обратился за помощью в больницу. Главный врач, доктор Лоосер, диагностировал тяжелый диффузный перитонит с разлитием желчи. Пробная лапаротомия показала, что состояние было уже неоперабельным. Единственной хирургической помощью было введение резиновой дренажной трубки в разрез раны и дренирование газом через параллельное отверстие. После операции производились внутривенные вливания. На следующий день, в 10 часов утра 2-го апреля 1922 г., пациент умер. На последовавшем на следующий день вскрытии врачи не могли с уверенностью установить, было ли причиной смерти острое воспаление или перфорация слепой кишки.
Герман Роршах был похоронен 5 апреля на кладбище Нордхайм в Цюрихе. Надгробную речь на траурной церемонии сказал его старый друг, священник и психоаналитик Оскар Пфистер. Он говорил о стоическом самообладании Роршаха и его христианском поведении перед смертью.
Профессор Эйген Блейлер назвал смерть Роршаха трагической и незаменимой потерей не только для его семьи, его друзей и коллег, но и для науки, и с сожалением признал тот факт, что никто из них не сможет продолжить и завершить дело, начатое этим гениальным исследователем.
На могиле Роршаха выполнена надпись:

Герман Роршах
Доктор медицины
1884-1922
Психиатр

Теперь исторический экскурс. Два столпа проективной диагностики, я говорю о методе Роршаха и о ТАТ, Тесте тематической апперцепции, разработанном в США Г. Мюрреем, - оба были созданы врачами-психиатрами, хорошо знакомыми и с идеями К.Г. Юнга, и с ним лично. Однако отношение к Юнгу у них было разным.

Процитирую книгу Ричарда Нолла "Тайная жизнь Карла Юнга", её можно прочесть он-лайн здесь http://www.scorcher.ru/art/mist/jung/jung2.php

"Юнг ассистировал Блейлеру в его пионерских клинических исследованиях dementia ргаесох (заболевания, впоследствии получившего название "шизофрения"), маниакально-депрессивных расстройств, алкоголизма и, несколько позднее, истерии. Среди пациентов было достаточное число страдавших от так называемого "общего паралича здравомыслия" — психотического и органического расстройства, возникающего на поздних стадиях сифилиса. Именно здесь, среди стационарных обитателей крупнейшего в Швейцарии приюта для душевнобольных, Карл Юнг научился диагностировать, а позднее и лечить психические расстройства.
Поскольку в то время считалось, что многие (если не сказать почти все) психические расстройства являются заболеваниями, отчасти вызванными наследственной дегенерацией, можно сказать, что Юнг и его коллеги по двадцать четыре часа в сутки находились в заточении в самом настоящем рассаднике человеческого вырождения. В подобном приюте взору врачей-новобранцев представали такие вещи, о которых мало кто из посторонних мог бы даже подумать. Постоянное столкновение с причудливыми уловками и галлюцинациями психотических индивидов, с грузом и мусором человеческого существования, с откровенной демонстрацией половых актов и нескрываемой похоти, с иррациональными ответами на рациональные вопросы — все это не могло не иметь пусть и трудноуловимого, но тем не менее весьма обольстительного действия на скованных, чрезмерно интеллектуализированных, буржуазных молодых людей, типичных знаменосцев западноевропейской цивилизации в ее борьбе против вырождения. Для того, чтобы уберечь их целомудрие и здравомыслие, персонал клиники брал с них обет воздержания от алкоголя и занимал их внимание научной работой, Юнг называл это "постриг в миру". Такой фанатизм не мог не принести экспериментальным психиатрическим исследованиям в Бургхельцли всемирную известность, и уже к 1906 г. (т.е. всего через шесть лет после прибытия) Юнг сам стал известен в Европе, Англии и Америке как видный молодой ученый.
В 1909 году Юнг уволился из клиники Блейлера и открыл частную практику.

Генри Мюррей познакомился с Юнгом в Цюрихе. Впоследствии ему предстояло стать известным американским психологом и теоретиком личности в Гарвардском университете. Историк Форрест Робинсон зафиксировал тот факт, что в 1925 г. Юнг в качестве альтернативы разводу рекомендовал Мюррею полигамию. После этого Мюррей, в ту пору просто трепетавший перед Юнгом, стал жить одновременно со своей женой и любовницей — Кристианой Морган. С последней он давал волю разнообразным сексуальным фантазиям и сменам сексуальных ролей с целью развить психологические компоненты иных личностей. Рациональным обоснованием для этого была юнговская теория "психологических типов", гласящая, что для достижения здоровья необходимо развивать потенции противоположного пола, которые мы часто в себе подавляем.
В последующие годы Мюррей, в подражание Юнгу, построил в Массачусетсе свою собственную "Башню", которую он вместе с Кристианой Морган украсил своими мистическими рисунками и надписями. Мюррей и Морган верили, что совершают важную для всего человечества духовную работу, а также создают новую форму религии. Они создали свой собственный пантеон богов, в котором символом высшего божества было солнце. Его они нарисовали в центре потолка в главной ритуальной комнате своей башни. Помимо алкогольных и сексуальных оргий, они также не отказывали себе и в совершении магических ритуалов, включавших и декламацию работ Юнга. Занимаясь строительством своей башни, а также десятилетиями поддерживая внебрачные отношения, Генри Мюррей лишь следовал образцу, который ему дал "Старец" (так он называл Юнга)".
Напомню, Генри Мюррею мы обязаны появлением метода ТАТ.

Герман Роршах не был "знаменосцем типично буржуазной молодёжи". Роршах в возрасте 12-ти лет потерял мать, а в 18 остался круглым сиротой. Студентом он свёл знакомство с русским эмигрантом, который годился ему в отцы и стал своим в русской колонии в Цюрихе, наполовину состоявшей из революционеров-диссидентов. Он выучил русский в совершенстве, женился на русской и переводил русскую литературу на немецкий. Студент медицинского факультета Герман Роршах увлекался психиатрией, и в университетской психиатрической клинике в Бургхёльцли он, подобно другим студентам, с воодушевлением включился в работу, которую проводил Блейлер. Роршах получил диплом в 1909 году, как раз тогда Юнг оставил Бургхёльцли и начал частную практику. По семейным обстоятельствам Роршах стал врачом в больнице в городе Мюнстерлинген, и там он написал диссертацию. Научным руководителем его диссертации был Ойген Блёйлер. Защитив диссертацию, Роршах отправился в Россию навстречу блестящей карьере. Однако приём пациентов и врачебная практика отнимали всё его время, и спустя семь месяцев Роршах с женой вернулись в Швейцарию, где после работы у него оставалось время для занятий наукой.

Приоритетным для Роршаха было исследование сектантов. Он путешествовал в удалённые города, собирал сведения о родословной, и в итоге - в свободное от основной работы время - написал научный труд о ненадлежащем сексуальном обращении в сектах.
Открытие Роршаха - что шизофреничный пророк оказывает гораздо большее влияние, ибо его мифология содержит не только "низкую мифологию" невротического пророка, происходящую из его личных комплексов, но и "высокую мифологию", истоки которой в архетипическом коллективном бессознательном и потому производит на приверженцев более глубокое впечатление, он не успел опубликовать отдельной книгой.
Цитата из Ричарда Нолла, "Тайная жизнь Карла Юнга":

"Фрейд столь сильно вознесся в двадцатом веке, что мы порой склонны забывать, сколь малой известностью он пользовался в начале своей карьеры. До Первой мировой войны средний статистический гражданин Австро-Венгерской империи, вероятно, даже не знал его имени. (В сегодняшней Австрии его изображение имеется на денежных купюрах.) Вплоть до 1902 г. Фрейд по большей части работал в "царственном уединении" и, по сути, сам и был психоаналитическим движением. В том решающем году четверо венских врачей (большинство из которых были терапевтами еврейской национальности) встретились у Фрейда в квартире, где потом в среду по вечерам стали проводиться знаменитые заседания Венского психологического общества. Этими врачами были: Альфред Адлер, Вильгельм Штекель, Макс Каган и Рудольф Райтлер. К тому времени, когда Фрейд с Юнгом начали свою переписку, количество членов общества выросло до семнадцати. Еще через два года (в 1908 г.) сорок участников из шести стран посетили первый конгресс Международной психоаналитической ассоциации в Зальцбурге. Тот факт, что психоанализ, рассматривавшийся до тех пор как чисто еврейское событие, привлек внимание Блейлера и его шатата, состоявшего преимущественно из швейцарцев-христиан, был большой удачей для Фрейда и расширил его влияние. Юнг был главным организатором движения, а когда в 1910 г. была основана Международная психоаналитическая ассоциация, он стал ее первым президентом.

Согласно Уэбстеру, Фрейд вполне сознательно был "мессианской" фигурой и относился к психоанализу как к "мессианскому культу" или как к "преимущественно религии", которую "нужно принимать как таковую". Он считает, что силой, державшей этих людей вместе, был тот простой факт, что Фрейд и другие аналитики из числа высших чинов этой социальной иерархии знали слишком много личных, сексуальных, а порой и откровенно грязных подробностей из частной жизни других. Последние отнюдь не безосновательно страшились "отлучения" от движения, поскольку это могло привести к публичному разглашению подобной информации. Во фрейдистких кругах было хорошо известно о том, что некоторые аналитики поддерживали сексуальные отношения со своими пациентками и такого рода "конфиденциальная" информация в качестве слухов постоянно появляется в письмах Фрейда, Юнга, Эрнста Джонса, Шандора Ференци, Карла Абрахама и других представителей узкого круга адептов. История психоаналитического движения омрачена рядом самоубийств и, вероятно, эта удушливая атмосфера тотального шантажа сыграла в них свою роль".

Роршах хорошо знал и русские революционные круги, и психоаналитическое сообщество, и последователей Юнга, и о лидерах сект с ненадлежащим сексуальным обращением писал "в стол" не просто так. Он был независимым человеком с самостоятельным, а не сектантским мышлением.

По материалам сайта rorschach_club.livejournal.com
Tag 12
Tag 95
Tags: Хрестоматия 2009
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments